Чэ Ичжай

Чэ Ичжай

(1833 - 1914) 


3757127989133904216.jpgУчитель Чэ, по имени Юнхун, второе имя Ичжай, был вторым по старшинству после Ли Лонэна, поэтому люди называли его «Чэ — второй Учитель». Происходил родом из провинции Шаньси, уезда Тайгу. Он родился в 1833 году в одной очень бедной крестьянской семье. В детстве из-за бедности семьи не смог учиться. В молодые годы служил  извозчиком 2 в зажиточной семье У Фуманя. Учитель Чэ всю свою жизнь, кроме занятий земле делием, также долго был телохранителем и охранником караванов, занимался охраной домов и дворов, преподавал искусство синьицюань, авторитет его был повсеместно известен. Учитель Чэ был искусен не только в кулачном единоборстве, глубоких методах и большой силе, но и отличался честностью и великодушием, был простым и общительным, относился к богатству и знатности как к «плывущим облакам», помогал бедным и сиротам, поэтому был очень уважаем людьми. В 1914 году покинул мир в возрасте 81 года. 

Приблизительно в 1856 году знаменитый мастер синъицюань Ли Лонэн (в миру его звали Ли Лаонун) стал охранником грузов и двора Мэн Фужу, местного богатого помещика уезда Тайгу. Чэ узнал, что Ли Лонэн искусен 
в синъицюань, и с помощью рекомендаций друзей смог стать его учеником. Получив от Ли Лонэна истинные наставления, он дни и ночи самозабвенно упорно тренировался — так продолжалось более 20 лет — и в конце концов достиг в знании синъицюань состояния наивысшего уровня. Каждый раз, участвуя в схватках, легко одерживал победы и стал лучшим среди учеников Ли Лонэна и выдающимся среди мастеров мира воинского искусства своего поколения, обретя истинный дух Учителя и воплотив смысл Учения. После отъезда Ли Лонэна, заручившись его согласием, Чэ попросился в ученики к сыну Дай Лунбана — Дай Эрлюю. И тот его принял, совершив обряд байши 3. Таким образом, он стал первым чужаком в клане Дай, получив полную систему стиля. Каждый вечер, направляясь в семью Дай, Чэ Ичжай проходил несколько десятков километров из Тайгу в селение клана. Чэ учился у Дай Эрлюя вплоть до его смерти. Впоследствии в Школе Чэ Ичжая две системы — Дай Эрлюя и Ли Лонэна так и передавались параллельно, как дополняющие друг друга. 

g61QcGeai6I.jpg
На знаменитой фотографии 1903 г. именно Лю Цзяню было суждено встать за спиной Чэ Ичжая (рядом знаменитый Го Юньшэнь), что само по себе указывало на преемника квинтэссенции стиля.
Как передают, ученик Ли Лонэна Го Юньшэнь особо отличался в применении одного из 5 методов усинцюаня — бэнцюане и благодаря этому получил почетное прозвище «Побивший всю Поднебесную бэнцюанем на полшага». Впоследствии Го как-то услышал, что его Учитель (Ли Лонэн) сказал, что ему далеко до шаньсийского Чэ, и не смог смириться с этим. Тут же собрался в дальний путь и, совершив трудный переход, пришел в Тайгу проведать своего старшего брата Чэ Юнхуна. Они встретились, как будто знали друг друга давно, и после обмена дежурными вежливыми фразами Го не стал ни пить ни есть, а только торопился скрестить руки с Чэ. Тогда Чэ Ичжай вежливо отказался. Но Го Юньшэнь ринулся на него с бэнцюанем. Чэ лишь искусно защищался, но не стал атаковать, тогда Го, преследуя его, зажал в углу. В то мгновение, когда обрадовавшийся Го осуществил свой знаменитый выпуск усилия, всегда приводящий к поражению противника, он вдруг потерял Чэ из вида и пришел в полное смятение. Как вдруг Чэ Ичжай легко хлопнул его по плечу из-за спины и сказал: «Младший брат, ты здесь?» После такой демонстрации Го восхищенно покорился и сказал: «Все-таки мастерство старшего брата выше!» После этого Го Юньшэнь учился в Тайгу несколько месяцев 5 и со словами благодарности уехал. После этого он говорил другим людям такие слова: «Мой старший брат Чэ из шаньсийского Тайгу в мастерстве достиг предела изменений духа, он непостижимый и непредсказуемый Мастер». 

В период поздних лет Учителя Чэ Ичжая иностранные державы вторглись в Китай, императорский двор (маньчжурская клика императрицы Цыси) потерпел крах и оказался  бессилен оказать сопротивление захватчикам. Это вызвало внутренние и внешние неурядицы и смятение, государство оказалось на краю гибели. Многие представители мира  боевых искусств, не смиряясь с оскорблениями чужеземцев, вступили в борьбу за спасение родины, за усиление государства и процветание народа. Именно это пробудило в Мастере патриотические чувства. В то время он узнал, что приехавший в Китай иностранный боец (японец) бросил вызов китайцам на лэйтае, заносчиво и кичливо заявляя о своем полном превосходстве. И сразу же вместе с богачами из уезда Ци и Тайгу, отправляющимися по делам в столицу, он поехал в Тяньцзинь, чтобы сразиться с ним. В то время в мире искусство японского меча кэндо считалось наилучшим. Учитель Чэ, преисполненный любовью к родине, опирался на свое искусство и выдающееся мужество и провел с японским мастером поединок в искусстве меча. «Японец энергично атаковал, Ичжай небрежно парировал все выпады. Заносчивый японец потерпел полное поражение и попросился к Чэ в ученики, но Ичжай вежливо отказал ему. Люди спросили его о причине отказа. Учитель ответил: „Разве можно лучшие воинские методы родины передавать 
чужакам?”» (взято из записи на надгробной плите Чэ Юнхуна). Кроме этой записи в Школах по линии Чэ Ичжая эту историю передают в более подробном виде. Так, утверждается, что японец настойчиво предлагал Чэ Ичжаю надеть специальные защитные доспехи, но тот отказался. В первый раз Чэ Ичжай взял простую палку против катаны японца и сумел уйти от всех ударов и ударом палки в грудь опрокинул японца на пол. На второй попытке японца он нейтрализовал все выпады и выбил меч из его руки далеко в сторону. Наконец, в третий раз японец поднял меч и только собрался броситься в атаку, как вдруг обмяк и меч сам выпал из его рук. Чэ Ичжай, оставаясь недвижимым, использовал искусство «отравленного взгляда» синьицюань. С этой поры резко возросли национальная гордость и авторитет Китая, а слава о Чэ Ичжае пошла по стране. После того как он оставил мир, его ученик Ван Фэнхуэй и другие в память о нем поставили надгробную плиту и занесли запись в «Описание уезда Тайгу». 

Учитель Чэ Ичжай, в совершенстве овладев обеими манерами синьицюань (как по линии синъицюань Ли Лонэна, так и по синьицюань семьи Дай от сына Дай Лунбана — Дай Эрлюя), создал свою особую Школу, которая оказала наибольшее влияние на развитие синъицюань в направлении Шаньси-Хэбей (через Го Юньшэня и других учеников Ли Лонэна, приезжающих учиться в Шаньси). Достаточно назвать практикуемые сегодня многими формы: «4 связки формы петуха 鸡形四把», «Удары смешанных позиций 杂势捶», «Объединение Синъи 形意连拳» и другие. Также им была произведена окончательная доработка знаменитой формы Ли Лонэна «Непрерывный цикл пяти стихий 五行连环拳». Особая заслуга Чэ Ичжая заключается в разработке более 9 парных форм (среди них знаменитая 挨身炮 —«Взрывы вплотную к телу») для проработки практического применения и подготовке к схваткам и специальных тренингов для выработки особых качеств мастерства. К последним относится так называемое искусство отравленного взгляда, позволяющее подавлять врага еще до начала схватки или приводить его в растерянность в ее ходе. 

Из наиболее знаменитых учеников Чэ Ичжая можно назвать Ли Фучжэня, Ван Фэнхуэя, Ли Фачуня, Лю Цзяня, Люй Сюэлуня, Бу Сюэкуаня. 

Как мы видим, будучи простым крестьянином по происхождению, Чэ Ичжай не только стал выдающимся мастером синьицюань, обладающим огромным боевым опытом схваток, но и Мастером, достигшим высот Духа. 

Именно такая высшая цель лежит в основе внутренних школ китайского воинского искусства, и такие системы позволяют даже самому обычному человеку при наличии упорства и терпения изменять и свой характер, и свою судьбу. 

«Учащийся кулачному искусству начинает с пустоты, основываясь на пустоте и осуществляет возвращение. Когда это происходит, то синъи, багуа, тайцзи — все формы исчезают и все образы пропадают. А если есть лишь первозданный хаос, единая ци, то разве могут быть тайцзи, синъи и багуа? Поэтому тренировка кулачного искусства заключается не в тренировке форм и позиций, а лишь в полноте и отсутствии недостатка духа шэнь и энергии ци. Если дух и ци в полноте, то формы и позиции пусть будут квадратными, но способными быть подвижными, без застоев. Если же дух и ци будут в недостатке, то даже в случае выполняемых по кругам форм и позиций движения не будут подвижными и связными. Трактат по кулачному искусству гласит: „Цени Дэ и не цени силу, смысл есть лишь во взращивании духа“». 
Чэ Ичжай 



© Альманах "Китайская Цивилизация" 1-2005. Д.А.Артемьев.